; ; ; ;

К Дали, на Коста-Браву

Бухта Кадакеса считается одной из самых красивых в Каталонии. Множество молодых художников отправляются сюда в поисках вдохновения, по следам великого сюрреалиста Сальвадора Дали. Мы совершили визит в ателье художника на новом кабриолете Е-Класса.

Сальвадор Дали стоит с ухмылкой у пляжа на бетонном постаменте в безупречном наряде из бронзы, вальяжно скрестив ноги и опираясь на трость. Из-за своих знаменитых закрученных кверху усов он все еще кажется выпавшим из времени. Хотя, скорее, он даже и не ухмыляется. Пожалуй, выражение его лица столь же трудно классифицировать, как и фантазию, породившую его картины. Возможно, он даже потешается над своим собственным присутствием – в духе своего сюрреалистического художественного наследия. Без Дали Кадакес просто невозможно себе представить. Когда-то здесь называли его сумасшедшим, поскольку он отважился разрушить условности. Но именно он сделал всемирно известными здешнюю бухту и деревушку, теперь его можно видеть позирующим на бесчисленных фотографиях и плакатах, развешанных на стенах баров и ресторанов; он также частая тема для разговоров гостей за столиками и стойками.

Эта бывшая рыбацкая деревушка с выбеленными домиками и красными черепичными крышами благодаря Дали стала творческой Меккой для многих художников XX столетия – таких как Рене Магритт, Марсель Дюшан и Ричард Гамильтон. Сегодня этот городок – центр поклонения Дали и красивейший уголок на побережье Коста-Брава. В детстве Дали проводил здесь летние каникулы, носясь по узким извилистым улочкам, круто поднимающимся в гору от похожей на створку раковины бухты. Тут он осел в 1930-е, купив пару рыбацких хижин у соседней бухты в Порт-Лигате и перестроив их в квартиру и ателье. Среди причудливых скал национального парка Кап-де-Креус он черпал свое вдохновение.

Грезы и магическая реальность

Непринужденное путешествие из Барселоны в Кадакес, расположенный северо-восточнее, на границе с Францией, заняло в новом кабриолете Е-Класса около двух часов. Этот регион все еще манит к себе молодых многообещающих художников. Кто-то из них, переехав сюда, застрял в этом месте на десятилетия, а кто-то рассматривает его как лишь важную промежуточную станцию на пути к международному признанию. Если заглянуть во множество расположенных тут ателье, то на первый взгляд можно решить, что сюрреализм все еще продолжает существовать в этом наполненном грезами средиземноморском пузыре времени.

42-летний немецкий художник Даниэль Цербст любит свободу, которую ему дает Кадакес. С откинутым верхом, в солнцезащитных очках с голубым отливом он едет вдоль променада, кивком головы или взмахом руки приветствуя встречающихся на пути коллег-художников и приятелей. «Они привыкли видеть меня на велосипеде», – поясняет он и, как когда-то Дали, улыбается воровской улыбкой в ответ на их изумленные лица. Рукой он нежно проводит по мягкой красной коже наппа, которой отделана приборная панель. Свобода – это всего лишь слово, но порой она становится доступна и на ощупь.

Даниэль Цербст приехал в Кадакес в 1995-м, когда ему было 20 лет, желая убежать от тесноты Брауншвейга и воли родителей, прочивших ему преподавательскую карьеру. Окончив высшее художественное училище и выучившись на ювелира, он, однако, не представлял свое будущее как работу в классе. Поначалу Даниэль перебивался на разных работах: был строителем, официантом, маляром. Рисовал, учил испанский язык. Сегодня он редко встает раньше десяти утра, называя себя «работником ночной смены».

С удовольствием выпив после поездки свой кофе, он совершенно неторопливо скручивает сигаретку, солнцезащитные очки все еще покоятся на его голове, рубаха расстегнута. Время будто расплылось, как на той знаменитой картине Дали с плавящимися часами. Даниэль отдыхает сейчас в своем любимом кафе Casino. Семиметровые потолки и почти столь же высокие окна, деревянные столы и длинная барная стойка, за которой приветливый бариста за какие-то смешные полтора евро сварит вам, пожалуй, самый вкусный в этом городке кофе с молоком.

«Я не считаю себя классическим сюрреалистом», – рассказывает Цербст, ателье которого располагается на втором этаже дома-музея Дали и находится в двух минутах ходьбы от кафе Casino. На стенах здесь можно увидеть почти 40 полотен, большая часть из которых – в землисто-сером исполнении. Одна из серий картин отчетливо выделяется на фоне других: она занимает несколько метров в длину, выдержана в синевато-серых тонах и носит название «Аналогово-цифровой фриз». На ней изображен некий архаичный пейзаж до появления либо уже после исчезновения цивилизации, с аналогиями в духе «Звездных войн», с застенчивыми аборигенами и немецким художником Йозефом Бойсом, кормящим олененка. В картинах Цербста перемежаются утопия и антиутопия, то сливаясь воедино, то расходясь, – и непонятно, куда ты смотришь: в прошлое, настоящее или будущее.

Свое искусство Цербст называет «магическим реализмом». «Все, что я пишу, – поясняет он, – это реально или было реальным. У меня нет ничего абсолютно выдуманного». У него уже появилась идея, как воплотить в творчестве свой свежий опыт с кабриолетом, но рассказывать об этом он пока не хочет. Единственное, что он произносит: «Вдохновение имеет связь с магией».

Размежевание с сюрреализмом Дали – это отнюдь не кокетство. Любой, кто желает в Кадакесе признания в качестве художника, находится в поисках собственного изобразительного языка, оригинального взгляда на мир. Слава Дали и тот факт, что эта бывшая рыбацкая деревня служила центром притяжения для многих художников из самых разных стран мира, подняли творческую планку здесь очень высоко. Именно Ричард Гамильтон однажды побудил Даниэля Цербста начать писать то, что он видит, и не растрачивать свой талант на повторение того, что уже было написано до него другими. О Гамильтоне Цербст вспоминает как о друге.

К нам сквозь высокое окно в кафе Casino заглянуло солнце. Порой Цербст говорит так, будто проживает в настоящую минуту свой сон. Порой становится очевидным его внутренний конфликт, то самое чувство беспокойства, что побуждает его творить всю ночь напролет. Он спокойный, мягкий и чуткий человек. Его длинные, тронутые сединой и когда-то бывшие белокурыми волосы собраны в косичку. А его картины, кстати, приобретают уже за четырехзначные суммы в евро.

Картины как основа мира

У пристани располагается ресторан L’Hostal, завсегдатаем которого был сам Дали (и к дизайну которого – по словам хозяина заведения – великий художник также приложил руку). На многих фотографиях, украшающих здесь стены, можно видеть Дали с широко открытыми, нарочито уставившимися в камеру глазами. Кажется, что через мгновение он, моргнув, сам сделает мысленное фото этой камеры и находящейся за ней сцены. Хоакин Лаланн – частый гость L’Hostal. «В этом заведении подают самую вкусную рыбу», – поясняет 28-летний уругваец, который переехал в Испанию в 2009-м, получив стипендию для учебы на художника. В Кадакесе он живет с 2010-го, и многие тут считают его восходящей звездой в мире изобразительного искусства. Его последняя выставка в Барселоне была раскуплена за день: минимальная цена за картину составила 5000 евро. Когда Хоакина спрашивают, чье влияние он испытал как художник, он называет Рафаэля, Дали, Фернандо Ботеро и Рене Магритта. «Но они – гиганты, я же лишь карлик, – скромно замечает Лаланн. – Мои картины – это смесь из поп-арта, сюрреализма и живописи эпохи Возрождения».

В ходе своего последнего визита в Испанию уругвайский президент Табаре Васкес передал испанскому королю в дар одну из картин Хоакина Лаланна, и это транслировалось в прямом эфире по уругвайскому телевидению. «От гордости за меня моя мама едва могла сдержать себя», – вспоминает он с улыбкой. Лаланн любит смеяться. Его растрепанная шевелюра, дико растущая борода, краска на пальцах, беспорядок в ателье – все говорит о том, что его мир вращается исключительно вокруг собственных картин. У него все расписано до следующего года и даже позже, рисует он по 12–14 часов в сутки. «Бывает полезно вырваться ненадолго из студии, немного проветрить голову», – замечает Хоакин.

Кукуруку на картинах Дали

Во время нашей прогулки на кабриолете по Кадакесу и его окрестностям Лаланн показывает сначала на бар Meliton у пристани, в котором когда-то Марсель Дюшан каждое лето играл джаз, потом на дом, где жил Ричард Гамильтон, и, наконец, еще немного дальше, на скалу в море. «Это Кукуруку», – поясняет он. Кукуруку? «Да, это та самая скала, которую можно видеть на многих картинах Дали». В подобные моменты Лаланн превращается в страстного гида. Остановив машину и припарковав ее у обочины, он начинает «гуглить», чтобы показать нам картины Дали с изображениями Кукуруку. Эту скалу можно порой увидеть на его собственных работах – такова его дань кумиру.

«Дали обессмертил Кадакес», – продолжает свой рассказ Хоакин. В этот момент на экране его смартфона, помимо изображений Кукуруку, можно видеть также «Тудельского орла» и «Великого мастурбатора» – две другие завораживавшие картины Дали, где запечатлены причудливые скальные формации неподалеку от мыса Креус. Мы продолжаем двигаться к мысу, и Лаланн, не скрывая восхищения, интересуется, что это за теплый ветерок обдувает его затылок? Он никогда не слышал о системе обогрева пространства в зоне головы и шеи Airscarf. «Невидимый шарф?» – с любопытством уточняет художник. И тут же с хулиганской улыбкой добавляет: «Разве это немного не сюрреалистично?»

Наверху, у маяка на мысе Креус, дует уже бодрящая трамонтана. Мыс является частью национального парка, известного своими причудливыми скальными образованиями, над формой которых немало потрудились дождь и ветер. Даниэль Цербст тоже любит созерцать скалы в изменчивом свете солнца. «Этот брутальный, с острыми краями повсюду, архаичный пейзаж кажется настолько удаленным от остальной части мира, что в поисках покоя я всегда прихожу именно сюда», – признается он. Глядя в синее безоблачное небо, Даниэль щурится. Одно из его произведений недавно было выбрано агентством NASA. Где-то там, далеко наверху, через Вселенную несется космический корабль с его идеями на борту.

«Кабриолет Е-Класса – это полноценный четырехместный автомобиль, – поясняет Кристиан Фрю, шеф-конструктор автомобилей Е-Класса. – Он на 14 см длиннее С-Класса, что весьма ощутимо, особенно на задних сиденьях». Давайте обратим внимание на ключевые характеристики нового кабриолета Mercedes-Benz E-Класса

Дизайн. В экспрессивно оформленной передней части кузова доминируют крупные, встроенные в бампер воздухозаборники, которые совершенно по-новому интерпретируют характерный «четырехглазый» облик кабриолета Е-Класса. О спортивной динамичности данного автомобиля заявляет одноламельная решетка радиатора с интегрированной в ее центр трехлучевой звездой. Туго натянутый матерчатый верх откидывается и вновь поднимается за 20 секунд при скорости движения до 50 км/ч.

Ходовая часть. Ради сбалансированного соотношения между комфортом и устойчивостью автомобиля при движении на серийной основе здесь применяется подвеска Agility Control. Амплитудозависимая функция регулирования амортизаторов при небольших толчках минимизирует эффект амортизации, повышая комфорт качения и улучшая взаимодействие колес с дорогой. В качестве опции предлагается уникальная для данного сегмента трехкамерная пневматическая подвеска Air Body Control с адаптивной системой амортизации, обеспечивающая мягкую базовую характеристику демпфирования и высокую устойчивость автомобиля при движении. Данный вариант подвески можно по желанию настраивать на более спортивный либо более комфортабельный лад.

Интерьер. Дефлекторы обдува цвета «серебристая тень» (от англ. Silver Shadow), комбинация из трех помещенных в колодцы приборов и приборная панель с интегрированным цветным дисплеем призваны подчеркнуть спортивность данного кабриолета. Аэродинамичный дизайн и предлагаемая в качестве опции инновационная ветроотклоняющая система Aircap позаботятся о минимизации воздушных завихрений в салоне. Значительно сниженный уровень шума позволяет передним и задним пассажирам всегда свободно общаться – даже при движении с откинутым верхом.

Габариты. Длина – 4826 мм. Ширина – 1860 мм. Высота – 1428 мм.

Телематика. Сетевая интеграция и информационно-развлекательная составляющая реализованы здесь на самом современном, характерном для Е-Класса уровне. Так, если смартфон владельца будет оснащен чипом NFC, то его можно будет использовать также в качестве электронного ключа для автомобиля. Управление большинством важнейших функций осуществляется с опорой на различные дисплеи в салоне посредством сенсорных кнопок Touch Control на рулевом колесе, системы голосового управления или расположенной на центральной консоли сенсорной панели, которая поддерживает также рукописный ввод.

Интеллектуальные системы. В рамках базовой комплектации автомобиль оснащается активной системой экстренного торможения, чтобы предупреждать о сокращении безопасного интервала или об угрозе столкновения, а также для автоматического торможения перед идущими впереди автомобилями и пересекающими дорогу пешеходами. В качестве опции предлагается вспомогательная система Distronic Plus с рулевым ассистентом. Доступен также парковочный пакет с камерой на 360°.

Варианты двигателя. К моменту выхода автомобиля на рынок будут доступны один дизельный двигатель (E 220 d) и три бензиновых (E 200, E 300 и E 400 4MATIC).