; ; ; ;

И плавится лед

Осторожно войдите в поворот. Начните дрифт с короткого, но решительного нажатия на газ. Затем очень быстро поверните рулевое колесо в противоположном направлении. И ослабьте газ. Пока все довольно просто. Но я упускаю момент, и задние колеса срываются в занос. И вот уже корма автомобиля уезжает куда-то вбок, и я бью по тормозам. Слишком поздно. Теперь я смотрю, просто любуясь видами на другой стороне замерзшего озера. По крайней мере, пока его не заслонит снежное облако. Мир перестал вращаться, но у меня все еще стоит звон в ушах. Надо успеть отдышаться, пока радио не затрещит голосом Бернда Майлендера и не вернет меня к реальности.

Профессиональный гонщик и пилот сэфитикара Формулы 1 вызывает меня, чтобы дать очередные инструкции. А ведь все начиналось так многообещающе... Отмотайте время на несколько часов назад. Я направляюсь в Арьеплуг, который в самые холодные месяцы года превращается в по-настоящему жаркое местечко для поклонников автомобилей. Дорога идет напрямик через Лапландию, через расстилающиеся вдоль дороги бесконечные леса,где изредка возникают дорожные указатели, предупреждающие о лосях. Все вокруг словно обсыпано сахарной пудрой. Затем внезапно деревья расступаются, и ты выезжаешь на бескрайнюю белую пустыню. Это одно из приблизительно восьми тысяч замерзших озер в провинции Норрботтен на самом севере страны. Сезон испытаний длится с середины ноября до конца апреля. Помимо тысяч инженеров, которые заняты испытаниями сверхсекретных прототипов в самых суровых условиях, Арьеплуг манит и тех, для кого эти инженеры трудятся. Они приезжают сюда на четыре дня, чтобы постичь науки, которые им преподают специалисты AMG.

«Выключите ESP», — говорит Майлендер по рации новичкам, которые впервые выезжают на замерзшее озеро уже через три часа после прибытия в Арьеплуг.Вместе мы выстраиваемся в колонну. Полтора десятка серебристых Mercedes-AMG. Где-то неподалеку от этого места двадцать лет назад была разработана система ESP для S-Класса. 150 раз в секунду система проверяет и распознает угрозу потери контроля над автомобилем. И удержанием кнопки ESP на центральной консоли можно изменить все. Если раньше мы ехали по заснеженной дороге как по рельсам, то теперь малейшее движение рулевого колеса заставляет автомобиль отклоняться от курса, несмотря на шипованную резину. И участники начинают соревноваться — кто быстрее раскрутит задние колеса C-Kлассов и SLK, на которых проходят занятия.

Два десятка участников разбиваются на пары и садятся по машинам. Они приехали сюда насладиться быстрой ездой, не скорректированной никакими технологиями, призванными обеспечивать безопасность. Они приехали сюда за ощущениями, которые не хотелось бы чувствовать на дороге каждый день: избыточная поворачиваемость, скольжение, дрифт... По поручению команды AMG с помощью тяжелой техники были подготовлены пять маршрутов на поверхности озера. Куда ни глянь, везде S-образные повороты, высокоскоростные участки и шиканы. И одна из них уже показала мне, что, хотя я и чувствую себя гонщиком в этот первый вечер, до настоящего мастерства мне еще очень далеко.

Идеальный дрифт

«Сегодня автомобили диктуют нам правила игры, — говорит Бернд Майлендер в перерыве. — Но через два дня управлять ими будете уже вы». Через десять минут радио трещит снова: «Да мы справимся одной левой», — заявляет один из двух водителей-англичан. Вот они, на другом конце маршрута. Зрители провожают их сочувствующими взглядами. Спустя мгновение хвастунов заносит в сугробы, и все это сопровождается неприятным глухим стуком. Вылезать и толкать машину, севшую на брюхо, нет никакого смысла. В качестве тягача вызывают G-Класс.

Мы стараемся изо всех сил, но все наши усилия, должно быть, напоминают Майлендеру и его команде — в которой пять бывших гонщиков и действующий гонщик, он же главный инструктор Ян Зайффарт — первые шаги младенца. Один круг рядом с бывшей звездой DTM Берндом Майлендером напоминает катание на американских горках. Пока меня дергает в разные стороны на пассажирском сиденье, я осознаю, как он легко проходит повороты на скорости в два раза большей, чем получилось выжать у меня. Автомобиль постоянно находится в дрифте, один поворот плавно перетекает в другой, когда Майлендер снова и снова находит идеальную точку вращения. К счастью, помимо отточенных навыков вождения, у инструкторов неплохие педагогические способности. Они с должным терпением разъясняют каждому участнику основы физики вождения на льду и то, как противодействовать избыточной и недостаточной поворачиваемости.

Чтобы выполнить идеальный дрифт, нужно проделать несколько манипуляций за очень короткий промежуток времени. Скоро на второй круг, и Майлендер продолжает подсказывать мне по радио. Команд всего две: «газуй» и «тормози». Спустя один круг я слышу по радио голос Майлендера, говорящий: «Уже гораздо лучше». И я раздуваюсь от гордости. И хотя обучение вождению занимает всего около четырех часов каждый день, к полудню я уже вымотан. В стильно обставленном отеле AMG Lodge инструкторы уделяют некоторое время разбору полетов. Для большинства моих «сокурсников» это уже второй или третий заезд на льду. Устройства анализа данных, установленные в автомобилях, позволяют сгенерировать персональную базу результатов для каждого участника, создается наглядная карта наших этапов ускорения и торможения, которая сопоставляется с идеальным маршрутом, проложенным профессионалами. К вечеру в отеле AMG Lodge все стихает.В небе нависает огромная желтая луна. Один из моих «сокурсников» наматывает круги на симуляторе в лобби, но никто не хочет составить ему компанию. Лично с меня на сегодня достаточно. Но даже когда я лежу в постели, я не могу полностью стряхнуть с себя то ощущение скольжения.

Ближе к сути

«Совершенствование навыков» — так называет первый раздел обучения утром последнего дня занятий. Но я чувствую, что далек от совершенства. К счастью, уроки Бернда Майлендера не проходят даром. Потихоньку я усваиваю, как ведут себя разные автомобили. C63 Coupe Edition 507, к примеру, гораздо легче управляется в поворотах, чем SLK55 с таким же задним приводом. Из-за низкой массы и короткой колесной базы родстер ведет себя как норовистая скаковая лошадь. А А45 инструкторы не просто так прозвали «Зверем». В отличие от него, E63 AMG S прощает очень многие ошибки благодаря постоянному полному приводу. Его можно было бы назвать почти покладистым, если бы не его звучание, абсолютно неожиданное для автомобиля мощностью 585 л.с.

На Крайнем Севере быстро темнеет, и сейчас солнце — всего лишь тусклый шар на небе, а к двум часам пополудни наступает кромешная тьма. Градусник показывает минус 30 по Цельсию. Система климат-контроля работает на полную мощность, но все равно в уголках окон нарастают ледяные узоры.

Теперь я один в автомобиле. Не выдержав моих рывков на трассе, мой «кодрайвер» уже сдался. Я остался один на один со своими амбициями, и неуверенность уступила место упрямой решимости. Я бросаю E63 на коварную трассу, за день отполированную до блеска. То тут, то там свет фар выхватывает деревянные колья, обозначающие маршрут. Задняя часть автомобиля опасно кренится в сторону снежной стены. Но затем я нажимаю на газ. Больше, больше газа! Мотор ревет, и все его 800Нм вытаскивают меня из однозначно опасной ситуации. Внезапно автомобиль становится боком на повороте. Все центробежные силы и мощь мотора тянут в разные направления, и все же мне удается сохранить баланс между ними. Вот оно! Наконец-то!