; ; ; ;

Гонщик-трансформер

Сначала в тесте «формулы-1», затем в автомобиле DTM – пожалуй, Паскаль Верляйн – один из самых знаменитых людей в мире, кто совмещает две разные работы. Немецкий гонщик объясняет, чем отличаются автоспортивные дисциплины и почему они обе ему нравятся.

20‐летний немецкий гонщик мечется в этом сезоне между двумя спортивными мирами – и при этом стабильно держится на высоком уровне. Никто лучше него не знает разницу между кузовной серией и «Формулой‐1». С 2013‐го Верляйн участвует в гонках DTM, с прошлого года он еще и тестовый пилот команды «Формулы‐1» Mercedes AMG Petronas, а с недавнего времени – и команды Force India.

Гонщики далеко не машинально давят на педаль газа, их всегда ведет тонкое чувство руля. Паскаль Верляйн готов показать свое мастерство и за пределами кабины пилота, находясь в шатре Mercedes‐Benz на трассе Норисринг в Нюрнберге. Он наклеивает стикеры на свой шлем, аккуратно приглаживает их и сверяет с образцом, чтобы каждый был на своем месте. «На шлеме “Формулы‐1” над визором наклеен Petronas, а на шлеме DTM – AMG»,– поясняет он. Можно легко запутаться, когда одновременно выполняешь несколько ответственных работ. И вот шлем с номером 94 уже обклеен логотипами спонсоров «Формулы‐1».

Два мира, одна страсть

Менее 24 часов назад Верляйн был в королевских гонках: на выходных он принимал участие в Гран‐при Австрии в Шпильберге в качестве резервного пилота Нико Росберга и Льюиса Хэмилтона. Через день Паскаль сам сел за руль «серебряной стрелы» и показал лучшее время в тестовом заезде. А днем позже управлял «формульным» болидом тоже с двигателем Mercedes, но уже в команде Force India – это его третья работа. В целом в Австрии он прошел 132 тестовых круга – больше, чем кто‐либо. Затем, в ночь следующего дня, Верляйн отправился на DTM на трассу Норисринг в Нюрнберге – на семейном кемпере вместе с отцом Рихардом и матерью Шанталь, которые сопровождают сына на каждое мероприятие.

Теперь снова быстрое переключение на кузовные гонки. При этом детальная работа над шлемом – самая легкая задача. «Затюнингован по полной» – говорит Верляйн о своем автомобиле на Норисринге. До недавнего времени он ездил «лишь на высокотехнологичном» авто. Здесь, как и там, работа приносит ему «сплошное удовольствие».

Это неизменная характеристика профессии, ко всему остальному Верляйну требуется адаптироваться. В Шпильберге он ездил на болиде с открытыми колесами, проходил повороты на неимоверных скоростях, выполнял суперускорения и суперторможения, и это была самая непосредственная связь с машиной. К тому же двигатели здесь называются «силовыми агрегатами», представляющими собой комбинацию 6‐цилиндрового турбированного двигателя и двух электромоторов, которые вместе могут выдавать до 1000 л. с.

В Нюрнберге, напротив, над шлемом Паскаля находится крыша, он сидит слева от центра и борется с проскальзыванием и раскачиванием шин, находящихся в колесных нишах. Вдобавок пронзительные атмосферные двигатели V8 выдают 500 л. с. В Шпильберге Верляйну требовалось нажимать на руле больше кнопок, чем есть пальцев на четырех руках, постоянно слушать техника и непрерывно смотреть на монитор. Здесь, на Норисринге, все чуть проще и традиционнее. Там мировой топ‐класс, тут знаменитая серия кузовных гонок Европы, третья в мире по популярности автомобильная гоночная серия после «Формулы‐1» и NASCAR.

Другая гоночная серия, другие кнопки

«На болидах “Формулы‐1” в Австрии мы разгонялись до 320 км/ч. Автомобиль DTM на прямых Норисринга выдает 270 км/ч. И все равно здесь я должен тормозить раньше, – говорит Верляйн. – Вначале может произойти так, что я захочу нажать на кнопку на руле, которой там совсем нет». Работа со стикерами раскрывает некоторые секреты профессии этого молодого человека с аккуратными черными кудрями и темноватым оттенком кожи, который он унаследовал от матери, родившейся на Маврикии. Еще до участия в DTM Верляйн слыл быстрым и поразительно зрелым гонщиком. Всего спустя год занятий в Mücke Motorsport он перешел в заводскую команду HWA, одержал победу в своей первой гонке DTM на трассе Лаузицринг, стал самым молодым победителем DTM всех времен и завершил сезон как лучший пилот Mercedes, занявший второе место. Одновременно в течение сезона Паскаль получил позицию тестового и резервного пилота «Формулы‐1». В DTM ему нужно одерживать победы, в Mercedes AMG Petronas F1 между гонками он оказывает поддержку Хэмилтону и Росбергу в разработках, тестирует новые детали, настройки двигателя, подвеску и электронику на автосимуляторе на заводе в Бракли. Во время гоночных уик‐эндов Верляйн принимает участие во всех встречах на трассе, пребывает в готовности заменить пилота и при необходимости снова летит на завод в Англию, чтобы определить с помощью симулятора еще одну настройку или найти слегка отклоняющуюся линию, которая сделает болид на тысячную секунды быстрее.

Работа на симуляторе важна, и в DTM она тоже приобрела значение. «Ощущения движения очень реалистичные. Кто думает, что гоночный симулятор всего лишь улучшенная версия Playstation, тот глубоко ошибается, – рассказывает Верляйн. – Ты знаешь, что сидишь в симуляторе, но ускорение, торможение и все ощущения – как в реальном автомобиле». На Норисринге предстоит провести третий в сезоне гоночный уик‐энд DTM. Паскалю придется пересесть с самых быстрых болидов на чуть менее стремительные, но более сложные в управлении машины. «Каждый раз это колоссальная трансформация, – говорит Верляйн. – Пересадка из автомобиля DTM в болид “Формулы‐1” проще. К более быстрому скорее привыкаешь». Такова логика гонщика. Но ее можно объяснить. «Мне надо следить, чтобы не “загнать” автомобиль, когда возвращаюсь из “Формулы‐1”. Я должен сдерживать себя в DTM, не требовать слишком много, не пытаться сделать невозможное, чего не в состоянии выдать автомобиль». «Загнать автомобиль» – значит тормозить слишком поздно и открывать газ слишком рано. «На прямых в кокпите чувствуешь, что ты едешь медленнее, чем на болиде “Формулы‐1”. И инстинктивно хочешь тормозить позже. Но ты должен тормозить раньше, намного раньше, – говорит он, – иначе в худшем случае потеряешь время, вылетев на гравий, а в лучшем – сотрешь шины и упустишь шанс на победу».

Действительно хорошие гонщики могут все

Почти все гонщики, которые после многих лет участия в «Формуле‐1» переходили в DTM, испытывали трудности с кузовными машинами. Относительно успешным в этом плане был Мика Хаккинен, ставший чемпионом мира в «Формуле‐1» в 1997 и 1998 годах в команде McLaren‐Mercedes и также одержавший победу в трех гонках DTM. Некоторые пилоты, пересевшие на автомобили DTM, жаловались, что они едут как грузовики. Такие высказывания будоражат Верляйна: «Подобные сравнения могут употреблять только те, кто не умеет управлять автомобилем. Кому трудно – тот начинает ворчать. Кому все понятно – говорит: “Автомобиль в отличном состоянии и здорово управляется”». Верляйн не разделяет столь острую критику в адрес команды и фанатов DTM. «Каждый день много людей работают над проектом DTM. Они стараются сделать машины еще лучше. Поэтому невозможно утверждать, что автомобили едут как грузовики», – уверен он. Так как в команде Mercedes восемь пилотов DTM, то на гоночных уик‐эндах здесь присутствует гораздо больше инженеров и механиков, чем на «Формуле‐1». В целом, конечно, подразделения в DTM по численности меньше. В Бракли и Бриксуорте, где находятся «формульные» конюшни, работает около 1500 человек. В организациях HWA, ART Grand Prix и Mücke Motorsport вопросами DTM на месте занимаются 100 человек. Верляйн знаком со многими из них. Он самый занятой пилот Mercedes – дома, в швабском Ворндорфе, был две недели назад. «Что я там делал, уже и не помню», – смеется Паскаль. На самом деле ему нравится тот факт, что он сильно занят: «Я много учусь и пытаюсь усвоить как можно больше. Люблю и посидеть в гоночном автомобиле, и наслаждаюсь поездками. Так я могу оптимально подготовиться к “Формуле‐1”». С 2017 года Паскаль Верляйн хочет сконцентрироваться только на «королевском классе». «Невозможно работать столько лет подряд на три разные команды, это чересчур», – объясняет он. Основные кокпиты в Mercedes AMG Petronas F1 пока заняты – в 2015 году Хэмилтон и Росберг снова являются лидерами мирового рейтинга. Верляйну надо набраться терпения, ведь он хочет остаться верным команде Mercedes. «Я фанат Mercedes, сколько себя помню», – не скрывает он. Раньше его отец ездил на Е‐Классе, теперь личным автомобилем для семьи стал S‐Класс. В июне во время уик‐энда на Норисринге Верляйн сел за руль Mercedes‐AMG C 63 DTM. Переход удался блестяще: он выиграл вторую гонку DTM в своей карьере – конечно, с правильными логотипами на шлеме.

В последние выходные лета на подмосковном автодроме Moscow Raceway состоялся третий в истории российский этап знаменитой гоночной серии DTM. Первая гонка уик‐энда завершилась победой пилота Mercedes‐Benz – Паскаля Верляйна, который на пути к успеху сумел мастерски обогнать BMW действующего чемпиона Марко Виттмана. Этот успех стал первым для Mercedes‐Benz на Moscow Raceway и позволил Верляйну, который является несомненным лидером звездной команды в нынешнем сезоне, закрепиться в лидирующей группе чемпионата. У 20‐летнего немца есть все шансы стать самым молодым чемпионом DTM в истории. «Победа на Moscow Raceway особенно важна для Mercedes‐Benz, ведь Россия – это не только отличная страна, куда мы приезжаем уже третий год подряд, но и очень важный рынок», – отметил глава программы штутгартского концерна в DTM Ульрих Фриц. За захватывающими баталиями гоночного уик‐энда DTM на Moscow Raceway наблюдали в общей сложности 40 тыс. зрителей.