; ; ; ;

Игорь Чапурин: Быть по-хорошему полезным

Художник, фэшн- и промышленный дизайнер, бизнесмен и создатель одной из моделей Mercedes-Benz Игорь Чапурин рассказал о том, почему в XXI веке мы не ходим в скафандрах, почему сегодня в России нет лёгкой промышленности и почему белый цвет – лукавый. В работе Игорь использует обычную ручку и современный мобильный телефон, поэтому творит даже на высоте 10000 м.

Расскажите о ваших самых ярких и интересных проектах, которые удалось реализовать за последние год-два.

Самым желанным событием этого года для меня было очередное моё появление в Большом театре. До этого я делал достаточно много спектаклей и балетов в Нью-Йорке, Лос-Анджелесе (костюмы и декорации к ним) и являюсь единственным в России дизайнером, который допущен в этот храм искусства. Я рад, что вернулся в Большой: сделал два одноактных балета для феноменальной Светланы Захаровой, одной из лучших, может быть, даже лучшей балерины в мире на сегодняшний день. Тот факт, что мы вместе с западными хореографами впервые создали что-то для Светланы и Большого театра, для меня очень большая радость.

Мы активно развиваемся, открываемся в новых больших и не очень городах. Мы любим страну, в которой живём, любим людей, которые нас любят. Сделав 12 шоу в Париже, сейчас мы настроены на российский рынок. Мы хотим, чтобы наши люди замечательно выглядели.

За этот год было сделано много коллекций одежды и новых коллабораций, много реализовано проектов промышленного и интерьерного дизайна. Мы эффективно работаем с партнёрами. Недавно я получил новую палетку Clarins by Chapurin. Примечательно, что это произошло в год 60-летия Клоранса. Первая палетка имела феноменальный коммерческий успех. Вторая вышла сейчас. Третья выйдет в феврале. Получится прекрасный проект-сериал русского фэшн-бренда и знаменитейшей французской косметической марки.

Расскажите о своих предыдущих театральных проектах.

Театр для меня начался, конечно, не с Большого. Первые три театральные работы – спектакли для Олега Меньшикова. Потом была работа с Кириллом Серебренниковым, потом первый балет, который я поставил в Лондоне, а затем уже были премьеры в любимом мною Большом театре: «Игра в карты» Алексея Ратманского на музыку Стравинского, «Класс-концерт» Мессерера – реинкарнация знаменитого балета 1960-х, «Чинкве», «Короли танца», «Предзнаменование» – балет, впервые поставленный в 1935 году учеником Дягилева Леонидом Мясиным. С разрешения его сына мне позволили переделать декорации, сделать балет современным.

Собираетесь ли удивить публику? Как скоро?

Для меня самое главное – продолжать быть в профессии. Мы делаем пять разных коллекций в год, которые украшают наших женщин. Обязательно делаем одну коллекцию от-кутюр. Кстати, этот показ мы готовим сейчас. Мы делаем две сезонные шоу-коллекции; две пре-коллекции, которые никогда не показываются на подиуме, но выставляются в Милане. Сегодня держать этот ритм, не сбиваться с него, быть по-хорошему полезным – самая важная задача для меня.

Мы занимаемся коллаборациями с серьёзными западными и российскими компаниями. На данный момент мы превратились в компанию, которая больше чем фэшн-бренд. Мы – настоящий дизайнерский бренд, который делает и простые предметы, и фасады огромных заводов. В этом году второй раз подряд мы открыли неделю моды в Монако. Это большая честь и радость для нас. Также в этом году мы открыли неделю моды в Хельсинки. В сентябре прошёл второй показ в этом городе. В месте, где раньше было нефтехранилище, получился эффектный урбанистический показ филигранных буржуазных коллекций.

Есть ли человек, который «изобрёл колесо» в мире моды, то есть безусловный родоначальник изготовления модной и стильной одежды?

Многие члены моей семьи работали в лёгкой промышленности. Дед был влиятельным человеком в министерстве лёгкой промышленности СССР, он открывал комбинаты по всей стране. Родители меня научили уважать всех людей, работающих в лёгкой промышленности. Перестройка уничтожила лёгкую промышленность, и её до сих пор в стране нет, но эта уничтоженная сфера сегодня возрождается, как птица Феникс. До сих пор нет министерства и государственной политики в отношении лёгкой промышленности. Есть только фэшн-индустрия. Мы сами себя развиваем, инвестируем в свои проекты. Это тяжело, но если тебе хочется добиться чего-то существенного, ты, не обращая внимания на трудности, должен развивать себя. Все люди, работающие сегодня в отечественной фэшн-индустрии, для меня герои. Мы понимаем, что закладываем фундамент, на котором, возможно, будет построена новая российская лёгкая промышленность.

Как бы то ни было, российская фэшн-индустрия развивается, сегодня к ней приковано внимание как звёзд, так и крупных игроков рынка. Российские дизайнеры активно внедряются в мировую культуру. Учитывая, как много знаменитых людей в мире носят вещи от русских дизайнеров, последним можно сказать «браво!». Если говорить о мировой моде, то, безусловно, каждый великий дизайнер открыл и сделал что-то важное. Пьер Карден открыл феноменальный дико красивый футуризм, Кристобаль Баленсиага создал утонченность, отличающуюся от утончённости Диора, Коко Шанель придумала одежду, которая делала женщин свободными, Андре Куреж делал одежду из пластика, делал минимализм, но дерзкий, девичий, женщины в его одежде становились юнее, чем есть, Ив Сен-Лоран одел женщину в смокинг, сёстры Фенди делают из меха неповторимые платья. Почти каждый состоявшийся дизайнер создал что-то уникальное, что-то вложил в стену под названием мировая фэшн-индустрия.

XX и XXI века полностью изменили человека. Мы стали по-новому воспринимать себя и окружающий мир, сексуальность и красоту. Современная мода стала индивидуальной, она состоит из личностей. Надеюсь, что и я оставил след в этой истории. Мы – русский фэшн-бренд, который много лет назад соприкоснулся с западной элитой. Мы одели прекрасную творческую элиту России, а также Уитни Хьюстон, Шер, Пинк, Бьёнсе, Мадонну…

Если анализировать историю моды, попробовать разделить её на этапы, можно, к примеру, выделить моду XIV, XV или XVII века… В XVIII столетие два этапа по 50 лет, а в XX веке, начиная с 1920-х годов, мода кардинально менялась каждое десятилетие: 1920-е – это модерн, нежность, обтекаемость; 1930-е – более сухая история; 1940-е – женщины перестали носить длинные платья; 1950-е – вернулась женственность, простая, лаконичная, чувственная; 1960-е – взрыв коротких платьев; 1970-е – эпоха хиппи: объёмные красивые платья, распущенность в одежде; 1980-е – шик, гламур; 1990-е – рок и жёсткий стайл… По сей день в мире моды каждое десятилетие рождается что-то новое. В наше время жить и работать очень интересно.

Технологии в мире моды. Что изменилось за последние 30 лет?

Меняется всё, кроме тканей. Когда я учился в школе, в 1970-е, в советской прессе нередко писали о том, что XXI век будет эпохой комбинезонов, нейлона, металлизированных тканей. Люди на улицах будут похожи на космонавтов. Однако XXI век пришёл, а женщины продолжают любить шёлк и кашемир. Изменились технологии обработки тканей, изменилось оборудование. Современные технологии лёгкой промышленности открывают перед нами безграничные возможности. Ткани режут лазером, делают бесшовные соединения тканей одинаковых и разных составов, делают ткани с мембранами и перфорациями… Натуральные ткани делаются с невиданными ранее выработками, провокационными напылениями, но человек всё так же любит комфорт и удобство, причём как в окружающем, так и во внутреннем мире. Люди никогда не откажутся от приятных натуральных тканей.

Технологии расширяют твой «словарный запас» для общения с дизайном. Например, если раньше мы использовали мех и оценивали только качество его выделки, то сейчас разные виды меха, разных цветов, могут быть разрезаны на массу мелких кусочков, из которых потом будет создана новая фактура.

То же происходит и с тканями. Например, для мужских костюмов есть ткани, в состав которых входят вытяжки из орхидей. Эти ткани нежны и изумительны. Технологии позволяют нам делать одежду максимально комфортной. Мы их применяем с удовольствием и любопытством.

Расскажите о важности внимания к деталям.

Жизнь состоит из деталей, отношения людей состоят из деталей. Мода живёт нюансами. Кажется, что дизайнер может создать нового, если рукава и брюки изобретены очень давно? Остаётся только менять цвет одежды. Однако нюансы (деликатные изменения пропорций, добавление деталей) меняют очень многое. Нюансы влияют на изменение и развитие моды. Детали для меня – это качество подкладки, строчки, отделки, способы соединения тканей, их лёгкость и воздушность. Для дизайнера одежды крайне важно, чтобы вещь получилась современной и тактильно приятной.

В мире электронных устройств есть ли у вас вечные спутники-гаджеты?

Я не расстаюсь с телефоном. При этом телефонные разговоры – не основная его функция для меня. Утром это будильник, днём – инструмент передачи информации (я сажусь в самолёт, в полёте рисую на бумаге, а сразу после приземления отправляю отснятые на камеру телефона картинки в офис). Не скажу, что без телефона жить не могу, но я активно использую различные возможности мобильного устройства как дизайнер и как бизнесмен.

Представим, что у вас есть свободное время и кабриолет Mercedes-Benz. Куда вы отправитесь?

В Санкт-Петербург. В этом городе история с кабриолетом Mercedes-Benz будет божественно хороша ночью и днём. Я бы несколько дней с удовольствием провёл там.

Расскажите об инструментах, которыми вы пользуетесь в работе?

Я умею рисовать масляными красками, гуашью, акварелью, карандашом… Самый удобный для меня инструмент – обычная гелевая ручка. Ею я рисую на обычном белом листе эскизы для клиентов, для балета, проекты промышленного дизайна. Так я нарисовал Mercedes by Chapurin. Если у меня есть гелевая ручка и бумага, я могу творить бесконечно.

Чем был продиктован выбор вашего автомобиля?

Моё доверие к продуктам компании Mercedes-Benz безгранично. Как дизайнеру мне важны нюансы, детали, новшества, поэтому я выбрал модель CLS-Класса, причём белого цвета. Белый цвет самый чистый, но и самый лукавый. Например, когда у тебя плохое настроение, а ты надеваешь белое платье или белую рубашку, окружающие думают, что у тебя всё хорошо. Белая машина дарит мне хорошее настроение и массу позитивных эмоций.

Как вы думаете, за каким видом транспорта будущее?

Будущее за электромобилем. Думаю, что мой любимый автомобильный бренд уже готов к этому будущему. В скором времени один из моих автомобилей, наверное, будет на электрической тяге.